ГоловнаВійнаХроніка війниІловайськ. Дорога Ада. Спогади бійця батальйону "Донбас" Людмили Калініної…(частина перша)

Іловайськ. Дорога Ада. Спогади бійця батальйону "Донбас" Людмили Калініної…(частина перша)

584    "Я оголошую тишу. Як оголосили в Иловайске в ніч з 28 на 29 серпня"

Що ж відчувають вони, які були там? Бачили, знали, брали участь... Як з цим зі всім живуть ті, що сьогодні вижили, пройшли дорогу Пекла?

            «В ім'я тих хто загинув, проживіть зі мною разом, останні дні 28-31 серпня!

Крок за кроком, хвилина за хвилиною... пройдіть мій шлях. Відчуйте хоч краплю, тих страшних подій. Будемо разом йти та знову полинати у вир того горячого серпня 2014 року.

Заради майбутнього, в пам'ять про тих, хто загинув...»

         Ми повинні знати про це. Ми зобов'язані пам'ятати. Ми у боргу перед ними - і тими, хто вижив, і тими, хто пішов дорогій смерті. 

ЧИТАЙТЕ:  Іловайск. Дорога Ада. Спогади бійця батальйону "Донбас" Людмили Калініної…(частина друга)

Публікацію викладено мовою оригіналу

            Воспоминания об Иловайском котле бойца батальона «Донбасс» Людмилы Калининой, позывной Строитель (опубликовано с согласия автора).

583  25 августа. Иловайск.

Понимаем - мы в окружении. Как быть

            Снова с Филиным (И.О. командира батальона «Донбасс» п-к Власенко), Артом и Масяней мчимся на Многополье.

            Дорога туда - подобие русской рулетки. Впервые слышим разговоры, о том что к нам идет колонна с танками, на поддержку и что бы нас разблокировать.

            В нашем ППД (пункт постоянной дислокации) тревога, но Апис (командир сводной роты 93 бртгады) своим позитивом рассеивает ее.

Обстрел, садимся вдоль стен дома и поем, нет орем: "Лента за лентой..." - отчаянье.

Садик, где стоял "Днепр-1", оставили из-за постоянных обстрелов и атак сепаров. "Днепр" расположился в здании школы.

            Наши штурмовики не просто работают на отлично, а на выживание! Батальон ,,Донбасс,, держит позицииНо снова в батальонной разведке трагедия - при выходе в зеленку тяжело ранен наш Дед. Выезда с города пока нет... Депо засыпают минами. Снайпер у сепаров - бабы. Раненых очень много. Есть погибшие. Бои по всему периметру, где стоят украинские батальоны. Они чередуются с массивными артиллерийскими обстрелами.

            Обстрелы, бои... все затихло. Лишь в огородах, домах, на крышах - сепары. Их видно, и кажется - если прислушаться - слышно дыхание. Пальцы немеют на курке, но приказ - тишина. НАМ ОБЕЩАЮТ «КОРИДОР».

Я объявляю тишину, за тех, кто так и не вышел...

582  26 августа. Иловайск.

            Привыкаешь к обстрелам и кажется, что когда наступает тишина, то это нереально; в ожидании выхлопа проваливаешься в сон.

Погреб становится постоянным местом обитания. Возле нашего, ППД (пункт постоянной дислокации), все чаще по ночам мелькают группы людей (однозначно - гости с той стороны).

            Уже даже в здание школы выезд очень затруднен. Филин (п-к Власенко) переехал туда, обстановка накалена до предела, ропот и возмущение «Где помощь?!»

            На посты выходят уже не только рота охраны, но и часть разведки 1ШР (штурмовой роты). Бои продолжаются по всему периметру. Депо засыпают Градами, по школе работает САУ, минометы.

Нашими отбит блок пост на выезде в сторону Кутейниково и там теперь часть «Донбасса» и «Днепр-1».

581    Наш Эст находит в себе силы, с юмором даже в этом аду, рассказывать о прошлой жизни и мечтать, как выйдет из окружения, уедет за границу на отдых с женой.

Ребята нашли где то индюка - мясо! Есть гриль во дворе, ура! Еда! Мясо!

Обстрел... около часа. Запах мяса, проникает в погреб... слюнки текут за воротник. Обстрел закончился, затихло. Вылезли... сгорело... С питанием становится совсем туго.

            Последний выезд на Многополье. Населенные пункты Кобзари и Придорожное практически перестали существовать. Там, в Кобзарях, жили мать с дочерью... разорвало обоих.

580    г. Иловайск, в районе школы № 14, фото бойца батальона «Донбасс» Занозы.

            Обстрелы не прекращаются.

                        Живые, раненные, убитые… Все в школе в подвале.

Иловайск поддернут дымкой от пожаров, разрушенных домов.

Периодически приходят гражданские с немым укором в глазах: «Когда все это закончится?»

Возникает какое-то отупение - сидим над атласом автомобильных дорог и думаем как выходить.

            Знаем, окружены полностью...

578  27августа.

            Практически целый день в школе.

Бои. Артиллерийские обстрелы. Все перемешалось. В некоторых подразделениях паника. Периодически встречаем крепко выпивших. Поговаривают о группе дезертиров...

            Собрание всех старших, от присутствующих батальонов и рот, решение о выходе: Моспино, в направлении Харцизка или через Кутейниково. Как выходить?

Умирают раненые. Появляются еще и еще раненые. Мурка и Мери - наши медики, едва управляются.

            Это было что-то страшное, не реальное! Порой казалось - сон, вот сейчас открою глаза и все... Я дома!

Вечером приказ, батальонной разведке, с боем на скорости, попробовать пробиться на Комсомольское...

            Во взводе, все понимали, шансы минимальны..., но вдруг сможем!

            Колонну возглавила девятка с Маком-старшим. Следующие мы на «Ниссане», затем «Мерседес» и машина разведки 2 ШР.

Вылетели когда сумерки опускались на землю.

Почему-то навстречу неслись машины. Что происходит?

ЧИТАЙТЕ:  Тим хто вижив росіяни махали руками, а потім розстріляли як у тирі: жахливі спогади бійця про вихід з Іловайська

579   Слышен сильный бой. При подъезде к повороту на дорогу Иловайск-Кутейниково, там, где наши только на днях отбили блок пост, попадаем под обстрел. Трассера бьют по нам. Покидаем машины и ползком к бетонным заградительным плитам. Там уже двое ребят: Аписа и один раненный, он все просил: «Дайте машинку! Там у сепаров наша коробочка, отобьем!»

Я перекатом ухожу в «зеленку», следом вопль: «Строитель, расстяжки!»

            Боковым зрением вижу натянутую в сантиметре струну... замерла, вжалась... неужели все?

            Принимаем бой, по радейке команда: «Отход!»

По нам - огонь с утеса. Машина Севера, закрывая нас, становится боком; братишка прикрыл:

            «Быстрее, быстрее!» - по нам уже бьют прицельно. Благо наступает темнота. Шанс!

"По машинам!" - с выключенными фарами несемся к школе!

А там…

            Час назад сепары отбили блок-пост…

Я и Масяня, остаемся в школе.

            Неужели все?..

И мысли, только о детях и маме. По ходу, наверное, все.

577  29 августа. Примерно 9-10 утра. Многополье.

            Стояли возле школы. Массовое движение тяжелой техники и между ними петляют седаны с бойцами. И.О. командира батальона «Донбасс» Филинп-к Власенко), направляется к группе офицеров: Хомчак, Береза... Переговоры с русскими о выходе. Слышны фразы:

- Оставить оружие и технику.

            - Пешком колонной на Косомольское.

- Тяжелым ударим по Старабешево, разведка «Донбасса» летит на Комсомол, а штурмы зачищая город, дают проезд остальным.

            - Машина с бойцами ВСУ прошла - чисто.

В конце концов, команда:

- Колонна движение!

Тур и Филин, проходят мимо, в начало колонны.

Хомчак, обращаясь к нам:

- Ну, что девчата, прорвемся?

Медленно продвигаемся за машинами вперед, в начале колонны тяжелая техника ВСУ, затем техника батальона «Донбасс».

            Часть колонны уходит в направлении г.Моспино (пригород Донецка), а часть, в т.ч. и мы, в направлении пос. Красносельское.

Проехав едва ли километр, мы еще не выехали из Многополья, свист - мины!

576    «Стоп колонна!»

            Бойцы разбегаются - кто в дома (ну да, там же родной сердцу погреб), кто то вдоль заборов и машин. Погреб, интуитивно нахожу в доли секунд, сердце выпрыгивая из груди: «Снова, Боже мой, снова обстрел! Как же так?!»

Обстрел недолог, Масяня (оставшаяся у машины), кричит:

- Приказ! Движение! По машинам!

            И убитая собака у калитки...

                        Колонна пошла...

         29 августа. Примерно десять утра.

            Первые машины уже на пригорке. При выезде с села, с правой стороны белый флаг на деревянной палке. Нервы - натянутой струнной, не смотря на холод, пот по лбу. Впервые, за все время, я в бронике; броники на дверях, плиты на лобовоми стекле...

Не так, все не так! Что то необъяснимое, жуткое витает в воздухе...

Залпы!!!

            Прицельно! По колонне!

Машина… вторая… пятая…

            -Почему стали? Нельзя! Движение - жизнь- ору не зная кому.

Машина резко уходит влево по полю с подсолнухом. Взрывы, пламя, огонь... бегущие бойцы, а в воздухе летают бинты...

575    Прицельно по нам... Дороги нет..., а в голове лишь мысли: «Господи! Господи что это?»

Голова… оторванная голова прямо по капоту, чье-то тело взрывом бросает в воздух...

            «Только б не стать!»

Снова тела и крики ребят, перекрикивая взрывы...

            Вспоминаю… Как сейчас - пол-тела… Мальчишка... он дико орал и тянул руки...

Стрельба, вражеские снайпера… И заработал наш «Утес» у разведки - покойный Север, гасил по зеленке.

Уже на шестой передаче, мы не едем - несемся!

            Хаос. Дым. Огонь. Вопли.

«Стоп машина!» - мы заехали в какое-то село...

            Кукуруза, небольшой огородик...

574- Все из машины! К бою- Масяня кричит. Все выпали - вот это мы встряли!

    Пожарная машина батальона «Херсон». Эта пожарная машина погибла со своим экипажем (уже из «донбассовцев») в селе Красносельское 29 августа.

Дома. Скирды соломы. Коровы. Бой и стрельба… везде...

А по рации маты, крики - не поймешь кто есть кто. Кричат о зачистке, о танках, о гибели...

            Тур так и не вышел на связь, Восьмой и Ахим, Портос... их в эфире нет и не будет - в пожарку, на наших глазах, прямым попаданием...

И Севера нет… разведка 2-й ШР осталась там....

            Не дай Бог

«Мерседес» и девятка разведки - все рядом.... 

Боже, за что 

ЧИТАЙТЕ:  Иловайск: хронология трагедии и жестокий урок истории

Джерело.     «Ветерани.UA»